November 5th, 2007

букет

Угрюмовы. "Некромерон"

Вы еще не пьяны по-настоящему, если можете лежать, не держась за пол.
Дин Мартин

– Я буду припадать к стакану собутыльника? – поинтересовался Карлюза, становясь на цыпочки и пытаясь выглянуть из-за высокой стойки. – Или мне положен собственный?
– О! Путник из далекого Сэнгерая. Почти соотечественник. Вам, сударь, я бы осмелился налить стаканчик «Подземных рек», а также порцию классического «Углекопа» и «Кобольды, в атаку! ». Интересует?
– Всенепременно…
Такангор разместился за столом, который шустрый маленький дендроид у него на глазах протер отчаянно сопротивляющейся крысой, и облегченно выдохнул. Ему показалось, что он попал в собственный рай.
Карлюза робко присел рядом, на краешек пня, служившего в «Расторопных телегах» табуретом.
Кобольд дирижировал из-за стойки, дендроиды-официанты сновали от бара к столу минотавра, и вскоре Такангор оказался лицом к лицу с целой батареей стаканов, кубков, кувшинчиков, бутылочек и кружек.
– А вкуснямить закуску? – пискнул троглодит.
– Лишнее, – авторитетно заявил Такангор. – Портить закуской благородный вкус напитков – последнее дело.
букет

Угрюмовы. "Некромерон"

Книга «К учению о смертной казни через повешение» мирно соседствовала с фундаментальным сочинением «Краткое введение в историю вавилобстеров», изложенным в восемнадцати томах, каждым из которых вполне можно было прихлопнуть упитанного титана. Стояли в ряд «Семьдесят назиданий молодому зятю» и два переиздания: «Семьсот семьдесят…» и «Семь тысяч семьсот семьдесят…» – издание переработанное и дополненное – соответственно. Почетное место было отведено жемчужине коллекции, томику «Тихие радости некрофилии». Collapse )
букет

Угрюмовы. "Некромерон"

Женщина будет счастлива, если ты скажешь ей, что около нее для тебя останавливается время. Но попробуй сказать ей, что от одного взгляда на нее у тебя останавливаются часы! ...

... Реклама – это тонкое искусство убеждать покупателя, что он всю жизнь мечтал о вещи, которую видит впервые в жизни.